Высокое качество жизни пациентов

Опыт применения препарата Триттико (тразодона) у больных ингаляционной токсикоманией

А.В. Надеждин, А.И. Иванов, С.Н. Авдеев, Г.П. Маршанова, Отделение детской и подростковой наркологии НИИ наркологии Минздрава России (директор — профессор Н.Н. Иванец)

Токсикомания путем ингаляционного потребления ароматических углеводородов, составляющих основу многих средств бытовой химии (растворителей, лаков, клеев и т.д.) получила в последнее десятилетие широкое распространение среди несовершеннолетних из социально незащищенных слоев населения России [3].

Характерной особенностью пристрастия к этой группа психоактивных веществ является злокачественность течения, тяжесть осложнений, носящих, по мнению некоторых исследователей, преимущественно неврологический характер и проявляющихся в диффузном поражении ЦНС, которое на определенном этапе течения заболевания становится вероятна необратимым [4].

Учитывая фактор частой социально-психологической дезадаптации и антисоциальность этого контингента наркологических больных, а также проблематичность реализации у них психотерапевтических методик, включая семейную терапию, курация несовершеннолетних токсикоманов ароматическими углеводородами является проблематичной. Ситуацию усугубляют недостаточная эффективность предложенных схем лечения этих больных [4].

Часто рекомендуемые в этом случае ноотропные препараты эффективны в случае органических поражений головного мозга в клинике нервных болезней, но их применение представляется весьма сомнительно при лечении упомянутого контингента больных, т.к. их психостимулирующие действие способствует экзацербации основных синдромов и симптомов составляющих основу аддикции. (патологическое влечение, психопатоподобные расстройства л т.д.). По нашим наблюдениям даже «седативные» ноотропы при длительном* применении могут обладать таким эффектом. Использование психотропных средств различных фармакологическик групп с преимущественно седативным радикалом действия наталкивается на специфическую реактивность этих больных, делает их с одной стороны закрытыми для психотерапии, вследствие общеастенизирующего действия, а с другой — влияют не на все компоненты патологического влечения к токсиканту.

Учитывая актуальность этой проблемы, в клинике детской и подростковой наркологии НИИ наркологии Минздрава РФ была предпринята попытка разработка новой схемы лечения данной категории токсикоманов.

Успехи биологической наркологии привели к выявление основных нейробиологических механизмов аддиктивного поведения, что делает поиск лекарственных препаратов, эффективных при химической зависимости все более целенаправленным и успешным. Особенно перспективным является изучение антидепрессивных препаратов различного спектра действия и структуры для лечения наркологических больных [1,5] .

Итальянской фармацевтической фирмой «Анжелини» выпускается препарат Триттико (тразодон), зарегистрированый в России. При выборе препарата, который отнюдь не является новинкой фармакологии, значение имели следующие факторы:

  1. Триттико изначально рекомендовался фармакологами, как «мягкий» антидепрессант со своеобразным транквилизирующим эффектом, особенно эффективный у больных с органическим поражением головного мозга [2].
  2. Препарат показал себя эффективным средством у детей страдающих нарушением поведения, в основе которых лежит расстройство аффекта [6].
  3. Токсикомания ароматическими углеводородами закономерно приводит к быстрому формированию психоорганического синдрома [4], который наряду с преморбидной резидуальной органической симптоматикой являются патопластической основой для целого ряда нарушений поведения наблюдаемых при этой форме зависимости.

Обследовано 16 больных ингаляционной токсикоманией, подростков мужского пола в возрасте от 15 до 17 лет, средний возраст 15,6 лет. Основным токсическим агентом, которым злоупотребляли пациенты был клей «Момент». Средняя длительность заболевания составляла — 1,2 года. Токсикант потреблялся подростками ежедневно, 8 — коллективно, 4 — индивидуально, 4 — сочетали коллективное потребление с индивидуальным. Суточная «доза» составляла от 1 до 5 тюбиков клея стандартной емкости. Во всех случаях «химическая зависимость» имела сформированный характер.

Клиническая картина абстинентного синдрома включала в себя: раздражительность, сниженной настроение с дисфорическим оттенком, повышение негативистичности по отношению к окружающим, нередко головные боли. По мере нивелировки явлений абстиненции у наблюдавшихся нами пациентов выступали на первый план иные признаки заболевания, среди которых на первое место можно поставить «поисковое поведение» относительно привычного токсиканта или хотя бы его «заменителя» (по мнению больного). Подобное поведение нередко сопровождалось ссорами с окружающими, нарушениями режима, агрессией по отношению к медицинскому персоналу, иногда попытками побега из отделения.

Психопатоподобный синдром, но нашему мнению, имел сложный этиологический характер с лежащими в основе аффективно-органическими нарушениями, что подтверждалось наличием у пациентов органической «микросимптоматики» в виде сглаженности носогубных складок, анизокории, анизорефлексии, периодических головных болей, вегетативной дисфункции. Электроэнцефалографические исследования (было проведено у 10 больных, на третий день после отмены всех психотропных средств) во всех случаях выявило дезорганизацию БЭА и в 7-ми случаях признаки «эпилептизации головного мозга».

Контрольную группу составили 8 подростков мужского пола 15-17 лет с аналогичным диагнозом и психоневрологическим статусом. Больные контрольной группы получали «стандартную» набор медикаментов в виде финлепсина до 800 мг/сут., сонапакса до 250 мг/сут., феназепама до 4 мг/сут., а также при необходимости в качестве гипнотиков назначались: имован, терален, реланиум, тизерцин.

Больные «основной» группы в качестве базового препарата получали Триттико и те же медикаменты, что и пациенты контрольной группы, но в большинстве случаев в меньших дозах. 3 особенности это касалось сонапакса (доза редко превышала 150 мг/сут.). В двух случаях Триттико применялся в качества препарата монотерапии. Триттико мы применяли в дозах 150-450 мг/сут., на 1-3 приема, препарат давался в течение 2-4 недель, назначался чаще всего сразу же при поступлении больного в клинику. Эффект отмечался быстро, уже на первой неделе применения. При клиническом наблюдении за обеими группами пациентов были выявлены существенные различия в течении болезни (по крайней мере, на стационарном этапе лечения). В основном эти различия сводились к следующему:

 

  1. Больные, получающие Триттико, значительно меньше допускали нарушений режима в отделении. Так, не было зарегистрировано ни одного побега. В контрольной группе было зарегистрировано 3 побега.
  2. Больные получающие Триттико, ни в одном случае на становились «отрицательными лидерами» среди больных, были «мягче» и «добрее», легче поддавались психотерапевтическому контакту.
  3. У больных, основной группы мы не отметили антисоциального «активного поискового поведения» относительно привычного токсиканта, хотя они охотно принимали психотропные препараты л нередко «выпрашивали» у врача еще лекарства, особенно такие как реладорм, реланиум и т.п., что рассматривалось нами как проявление сохраняющегося патологического влечения.

 

Состояние больных дополнительно объективизировалось с помощью шкалы депрессии, адаптированной в отделении наркологии НИИ им. В.М. Бехтерева (г. Санкт-Петербург). Больные обследовались дважды: после выхода из абстиненции и на 15-й день лечения Тритико. Интересен тот факт , что ни у одного больного не было верифицировано депрессивное состояние. При первичном обследовании среднее количество баллов составило 38, а при повторном — 35, что соответствует «состоянию без депрессии» и существенно в этом аспекте не различается.

Необходимо отметить еще ряд моментов. В частности, с внедрением в относительно широкое применение препарата Триттико улучшался общий психологический климат в отделении, уменьшались жалобы персонала на поведение больных, что, по нашим наблюдениям, было обусловлено благотворным влиянием пациентов, получавших упомянутый препарат, на остальных пациентов. Уменьшалась так мешающая в работе наркологических отделение опасность формирования «подпольных», «оппозиционных» групп асоциально настроенных подростков, уменьшалось число случаев проноса наркотиков в клинику. Необходимо отметить, что попытка применять вместо Триттико другие «модные» серотонинэргическиз антидепрессанты (коаксил, леривон) не давали столь выраженного эффекта, как применение Триттико. Мы объясняем это особой тропностью данного препарата к состояниям, сопровождающимся органическим поражением головного мозга.

Результаты, полученные при применении Триттико, позволяют нам предположить особую ценность этого препарата в Наркологической практике, по крайней мере, у больных токсикоманиями с имеющимися энцефалопатиями. Возможно, речь может идти об организации широких клинических испытаний этого препарата с целью его дальнейшей рекомендации применения по новым показаниям в наркологической практике.

В заключение, целесообразно подчеркнуть, что ни в одном случае применения Триттико не было выявлено сколь-нибудь выраженных побочных эффектов, которые потребовали бы отмены данного препарата или снижения его дозы.

Литература

  1. Иванец Н.Н., Анохина И.П., Чирко В.В., Небаракова Т.П., Русинов А.В.// Вопросы наркологии, 1996, № 1, С. 42-48.
  2. Мосолов С.Н. «Основы психофармакотерапии». — М. 1996, С.288.
  3. Надеждин А.В. Проблемы детской и подростковой наркологии. Возможные варианты их решения// Научно практическая конференция патологии влечения у детей и подростков: клиника, диагностика, нейрофизиология, профилактика и коррекция: Тез. докл. — 1996, 19-20 декабря, Москва, С. 77.
  4. Пятницкая И. Н. Наркомании. — М. 1994, С. 626.
  5. Ivanets N.N., Igonin A.L., Savchenko L.M. Trazodcne in chronic alcoholism // De-pression and the role of trazodone ГД antidepressant therapy. Proceedings of a Symposium organized by the Department for Evaluation of New Drugs and Medical Equipment of Ministry of Health of the USSR; the Serbsky Central Research Institute of Forensic Psychiatry, Moscow, and the F. Angelini Research Institute, Rome, Italy, Moscow, Juris 28-30, 1997. Eds.: G. Morozov, J.B. Silvestrini.
  6. Zubieta J.K., Alessi N.E.// Acute and chronic administration of trazodone in the treatment of disruptive behavior disorders in children // Material and Child Health Center, University of Michigan Medical Center, Ann Arbor Michigan, 1992.
Инструкция по медицинскому применению препарата