Высокое качество жизни пациентов

Хулиганство? Heт, иногда и болезнь

Интервью с профессором Юрием Поповым, заместителем директора Психоневрологического института имени Бехтерева, руководителем Центра психического здоровья подростков.

Принято считать, что депрессиям подвержены только взрослые люди, однако, оказывается, и подростки нередко страдают депрессиями, которые у них проявляются по-своему — в виде расстройств поведения. Родители долгое время думают, что все пройдет само собой, что это издержки переходного возраста, а в итоге выясняется, что это болезнь, которую надо лечить. Как? Об этом рассказывает заместитель директора Психоневрологического института имени Бехтерева, руководитель Центра психического здоровья подростков, профессор Юрий Попов:

— Вообще говоря, протестное поведение естественно для подростков, это веками заложено во все живое: от стада отбивается молодняк и бежит в сторону. Подросткам свойственны особые реакции, например, группирования, когда они сбиваются в группы, авторитет которых много выше родительского. Как варослые примеряют на себя одежду, так и подростки примеряют на себя различные формы поведения, оценивая, комфортно ли им, а смотрят они на себя всегда с большой переоценкой.

— Но если волны протеста для них — это нормально, то в чем особенности депрессий у подростков?

— Они маскируются и в последние годы все более замысловато. Агрессивное поведение, несобранность, хулиганские выходки… Что-то тут идет от протеста, лени и нежелания, но уже могут проглядывать и признаки болезни, незаметные долгое время для окружающих. Родители обращаются к специалисту, когда уже возникают серьезные проблемы: ребенок не ходит в школу, бросает институт, начинаются зависимости — алкогольная, наркотическая, игровая или компьютерная. Молодые души легко вязнут в сети Интернет, где получают то, чего им недостает в реальной жизни.

Разрыв между соблазнами и возможностями приводит к росту ожесточенности: я не виноват, но я заранее хуже других, а ведь злость, раздражение, агрессия формируются уже на всю жизнь. Подросток не проявляет рвения к учебе не потому, что не способен, а потому, что не видит смысла. Мы развенчали былые идеалы и во многом справедливо, но их отсутствие еще хуже. Нужны ориентиры — к чему стремиться. Подростку необходимо проявить себя в чем-то, если он не будет отделяться от окружающих, то личность не сформируется. Однако формы протеста становятся все более выраженными.

В наши дни оказались две наиболее незащищенные группы людей — это старики и подростки, По суицидам среди подростков Россия занимает, увы, первое место. Такое саморазрушающее поведение — это крик о помощи: мне плохо! Призыв к окружающим: обратите хоть кто-нибудь на меня внимание! Реальность такова, что подростки в России чувствуют себя хуже, чем в других странах. А ведь это настоящее и будущее страны на многие поколения.

— Как же родителям отличить протестное поведение от болезни?

— Грань, где болезнь, а где влияние семейных или школьных проблем, определить очень нелегко. Формальных критериев нет, все люди разные. Очень многое зависит от этнического, культурного, религиозного влияния среды, в которой подросток растет. Важно, чтобы его поведение было все-таки в рамках социальной приемлемости. Если голый человек в Новой Гвинее — это нормально, то у нас явная патология. Однако число пограничных расстройств, увы, неуклонно растет: невротические реакции, разобщенность, деструктивное поведение…

Подросток должен ощущать себя личностью. Иногда именно трудный подросток, поведение которого формально алогично, получает потом лучшее развитие, поскольку проявляет самостоятельность, решительность, умение добиться своего. Подростковый возраст заканчивается, когда наступает социальная зрелость, а у нас 20-летние инфантилизмом скорей напоминают 14-летних подростков. То, что пропущено в период становления личности, никогда потом не восполнишь, все равно останется дефект личности.

Нельзя в 20 лет стать самостоятельным, если не получать эту возможность с раннего детства. Постоянное курирование до добра не доводит, человек вырастает ведомым, не способным взять на себя ответственность, потому что привык с детства выполнять чью-то волю. Если подросток чувствует себя несчастным, изгоем, то маловероятно, что он вырастет гармоничным человеком.

— Родители склонны все психологизировать, не осознавая, что, помимо психологии, могут быть уже изменения в организме, которые надо лечить. Когда же надо обращаться к специалистам?

— Если появляется тревога по поводу подростка, то очень важно проконсультироваться. Прийти поначалу даже без подростка или хотя бы позвонить. Родители сами не могут решить, что норма, а что нет. Тут нужен комплексный подход. Еще 100 лет назад Владимир Михайлович Бехтерев задумывал наш институт как институт всестороннего изучения человека, такой подход он назвал «биопсихосоциальным», и мы его успешно развиваем. Не случайно именно у нас открылось первое в Восточной Европе отделение психического здоровья подростков, что позволило сосредоточить внимание на таком прекрасном и очень сложном возрасте.

Мы с подростками много и доверительно беседуем и по опыту знаем, что общаться с ними можно, чуть иронизируя или апеллируя к тому, что они будут отличаться от других. Тогда их можно затронуть. Они всегда думают, как бы себя выделить, почувствовать сильными, смелыми. Подростки, к примеру, очень трепетно относятся к своим сексуальным возможностям. А большинство антидепрессантов в той или иной степени снижают влечение, что потом восстанавливается, но подростки все равно принимать их не будут. Но есть триттико — прекрасный антидепрессант, который, снимая тревогу, не только не снижает, а наоборот увеличивает сексуальное влечение и способствует повышению потенции. Скажешь об этом подростку — он сделает вид, что это его не касается, но я не сомневаюсь, что он не пропустит это мимо ушей.

Сами подростки к нам тоже нередко обращаются, им самим иногда легче рассказать о своей проблеме. Мы дорожим этой доверительностью.

Телефон Консультативного отдела Психоневрологического института имени Бехтерева 567-90-39 — с 10 до 17 час; подросткового отделения 567-92-35 — с 10 до 15 час.

Инструкция по медицинскому применению препарата