Высокое качество жизни пациентов

Панические атаки. Как от них избавиться

Интервью с профессором Борисом Дмитриевичем Карвасарским — руководитель отделения неврозов в Психоневрологическом институте имени Бехтерева.

Несмотря на экономические и социальные потрясения последних 10 лет, число неврозов в наши дни не увеличивается, утверждает главный психотерапевт страны. Однако портрет этого недуга все-таки изменился, и это позволяет лучше подобрать ключи к его лечению. Обо всем этом рассказывает профессор Борис Дмитриевич Карвасарский — самый авторитетный специалист в области психотерапии, который уже 40 лет возглавляет отделение неврозов в Психоневрологическом институте имени Бехтерева.

— Когда я пришел в нашу клинику в конце 60-х годов, то у больных неврозами были очень яркие истерические формы, имитирующие серьезные телесные расстройства вплоть до паралича, потери зрения, нарушений слуха и речи. Теперь экспрессивность формы, даже если человек страдает истерией, ушла, и чаще всего мы имеем дело с пациентами в состоянии глубокого интимного страдания.

— Какие наиболее частые проявления неврозов сегодня?

— Не головная боль и не нарушения сна, а эмоциональные расстройства, тревожно-депрессивные состояния, навязчивые страхи и вследствие этого ограничительное поведение. Страх, к примеру, пользоваться метро, лифтом, то есть страх закрытого пространства или напротив — страх открытого пространства, скажем, высоты. Это может быть страх перед болезнью: а вдруг у меня будет инфаркт, инсульт, рак или страх смерти.

В моей практике был такой случай. Пациенту предстоял полет в Италию для получения престижной премии, но у него был страх перед полетом в самолете. Мне пришлось его сопровождать. Как только я заметил первые признаки тревога, я дал лекарство, пациент увидел, что я могу снимать его панические атаки, и полет прошел нормально. Награда нашла своего героя.

— А что такое панические атаки и как их можно отразить?

— Это яркие приступы страха, которые способны даже выключить человека из жизни. К счастью, теперь удается снять такие атаки с помощью мягких антитревожных препаратов нового поколения, например, триттико. И все же потом человеку необходимо психотерапевтическое лечение, чтобы неприятные ситуации не выбивали его из колеи, чтобы он был готов ответить на вызовы времени. Общение с врачом помогает пациенту найти свои «слабые звенья» и по-новому осознать их роль в своей жизни.

Невроз — это ведь не грипп и не ангина, не инфекция и не ушиб головы. Это болезнь личности, связанная с обстоятельствами ее формирования, отношениями в семье. Для осознания особенностей своих взаимоотношений с окружающими от человека требуется большая внутренняя работа, особенно во время групповой психотерапии. Поэтому сначала необходимо снять излишнее напряжение, и тут на помощь приходит тот же триттико — один из самых мягких антидепрессантов, как показали наши исследования. Он не имеет побочного действия и принимается амбулаторно.

— А семейный портрет неврозов тоже изменился? Как?

— Если раньше неврозы возникали при отсутствии денег, то теперь они возникают и когда их много. Богатые тоже плачут. Появились новые группы семейных конфликтов, когда, например, жена — предприниматель, а муж занимается воспитанием детей, или когда муж — крупный бизнесмен, а жена сидит дома и ненавидит свои бытовые заботы. Когда меняются социальные роли супругов, семья трещит по всем швам.

Психотерапевт помогает распутать клубок очень сложных отношений, и именно в нашем институте накоплен большой опыт такой работы. Мы помогаем человеку осознать, что с ним происходит, вместе с ним пытаемся преодолеть трудности, которые перенапрягают его нервную систему и вызывают срыв. Там, где мы не можем разрешить проблемы, мы стараемся, по крайней мере, изменить к ним отношение. Традиции глубокой личностной и семейной психотерапии заложены в нашем институте еще со времен великого Бехтерева, и этим он действительно уникален.

— Но бывают депрессии-без депрессии, то есть с необычными проявлениями, когда резко учащается пульс, сердце выскакивает из труди, появляются головокружения, холодеют руки… Как понять, что все это тоже «от нервов», и лечить надо именно их?

— Различить «скрытую» депрессию непросто, и мы много работаем с врачами поликлиник, В нашем институте недавно защищал диссертацию американский психотерапевт, который подсчитал, что на лечение пациентов с атаками невротического регистра в Америке тратится больше денег, чем на больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Почему? Оказывается, в Америке система помощи сердечникам отлажена безупречно, а больные с паническими атаками ходят, как и у нас, по медицинскому лабиринту: терапевт — невропатолог — кардиолог — эндокринолог и только потом, наконец, психотерапевт.
И в России более четверти пациентов, которые обращаются в поликлинику, нуждаются в психотерапии. Если помочь им снять напряжение, тревогу, страх, то любое лечение идет уже много эффективнее.

— Если продолжить сравнение с Америкой, то американская улыбка — его, пожалуй, тоже своеобразная защита от неврозов. Для продвижения по службе важно быть уверенным, веселым и здоровым. Когда появится мода на здоровье и у нас?

— Уже появилась, и мы в нашем отделении это видим. Пороги обращения пациентов значительно понизились. Многие из них — это не больные в привычном смысле. Но если человек испытывает внутренний дискомфорт на работе или дома и таким образом движется к потере здоровья, то он понимает, что игнорировать медицину ему нельзя. Он обращается к специалисту, потому что хочет оставаться здоровым.

Чтобы преуспевать в бизнесе, в семье, на службе, ценность здоровья выходит на первое место. Ничего не добиться, если человек ходит с плохим настроением, постоянной тревогой, эмоциональными расстройствами… При правильном лечении тревожно-депрессивные состояния полностью уходят, и это реально меняет качество жизни. Человек может многое сделать для себя сам, а с помощью специалиста еще больше и главное — быстрее.

Телефон Консультативного отдела Психоневрологического института имени Бехтерева: 567-90-39 — с 10 до 17 час.

Инструкция по медицинскому применению препарата